Филармония
  • 12+

    Аб.19 Мастер Генрих

    ГАУК НСО "Новосибирская филармония", Камерный зал филармонии (Музыкальная галерея), 15 декабря 15:00 сб

    Билеты в наличии: 300

    Бах – Зилоти. Прелюдия си минор

    К. Дебюсси. «Терраса, освещаемая лунным светом»

    К. Дебюсси. То, что видел западный ветер

    К. Дебюсси. «Ароматы и звуки в вечернем воздухе реют…»

    Ф. Шопен. Баллада № 4 фа минор, оp. 52

    Ф. Шопен. Мазурки, ор. 67

    Р. Шуман. «Фантастические пьесы»

    Р. Шуман. Арабеска

    Р. Шуман. Песни

    Андрей ГЛАДКОВ, баритон

    Алексей ГРЕБЕНКИН, фортепиано

    Елена НЕСТЕРЕНКО, фортепиано

    Автор и ведущая Людмила ТРЕТЬЯКОВА

    Разве руки мои – кувалды?

    Десять пальцев – мой табунок!

    И вскочил, отряхая фалды,

    Мастер Генрих, конёк-горбунок.

    Не прелюды он и не вальсы,

    И не Листа листал листы,

    В нём росли и переливались

    Волны внутренней правоты.

    Осип Мандельштам

    Современники окрестили его Генрихом Великим. «Кто слушал выступления Нейгауза, – пишет Я. Мильштейн, – тот на всю жизнь приобрёл нечто такое, чего не выскажешь словами. Не было ничего искусственного, шаблонного, скопированного в его игре. Он весь отдавался чувству, которое порой казалось в нём беспредельным. И вместе с тем был взыскательно строг к себе, относясь критически к каждой детали исполнения».

    Генрих Нейгауз не только выдающийся пианист ХХ века, но и великий учитель. Он бережно, даже трепетно относился к индивидуальности своих воспитанников. Какие они разные(!):Рихтер, Горностаева, Слободяник, Любимов, Вирсаладзе, Наседкин. Человек энциклопедического образования, он дружил с учёными, художниками, поэтами. Философский склад ума сочетался в нём с эмоциональной открытостью. Нейгаузу посвящали стихи величайшие поэты века: Пастернак, Мандельштам – все попадали под его обаяние.

    Наш концерт посвящён памяти мастера. В исполнении Елены Нестеренко и Алексея Гребенкина прозвучат творения Баха, Шумана, Шопена, Дебюсси – произведения композиторов, к творчеству которых пианист относился с особым пиететом.